Mad Fox Ultra — VALHALLA RACE 100 MILES (159,8 км)

MAD FOX (в переводе с англ. «Бешеная лисица») ULTRA — название забега появилось не случайно. Трасса Mad Fox проходит в ареале обитания лис, здесь, в диких лесах они и охотятся. Мероприятие проходит зимой, когда глубина снежного покрова в средней полосе России достигает 80‑90 см. Маршрут Mad Fox строится таким образом, чтобы максимально избежать оживленных трасс, по глухим местам окрестностей Ростова Великого 

В 2019 году к дистанция в 40 км и 70 км, добавилась новая — первые в России зимние 100 миль (159,8 км) одним кругом — VALHALLA RACE 100 MILES.  Базовый трек дистанции выглядит как символ бесконечности; недвижимый внешне, он означает вечное движение, возвращение к самому себе.

Подготовка

Большая цель мотивирует на действия. Поэтому, когда готовлюсь к 100 мильнику, моя подготовка достаточна серьёзна.

Ужас перед предстоящими километрами заставляет выкладываться на тренировках.

Перед Valhalla race revenge я много бегал, на пике недельный объем доходил до 205 километров.

Кроме длительных b2b тренировок, делал скоростную, интервальную и темповую работу на Бутовском паркране.

Выдержать объемы мне помогали восстанавливающие охлаждающие кремы ice power, а также протеины, витамины и другие добавки NL international.

Включение быстрых тренировок в подготовку на гонке позволило мне держать высокую среднюю скорость и не переходить на шаг там, где можно было бежать. Я прошел курс гипокситерапии из 12 процедур на аппаратах ReOxy в LabRehab, и это положительно сказалось на моих митохондриях, повысив выносливость.

Трасса

Все 100 мильники полны неожиданностей, особенно зимние. Но в этот год Valhalla поразила своей непредсказуемостью, так как к ней невозможно было подготовиться заранее. Снега не было, но был лёд, очень много льда. Разбитые гусеницами лесовозов лесные дороги схватило морозом, поэтому грязь стала твёрдой, как цемент. На трассе было много технически сложных участков, требующих от участников крепкого голеностопа и сильной концентрации. К этому тяжело было подготовиться заранее, так как грунт замерз буквально за неделю до старта. В таких условиях на этот раз на Valhalle получили преимущество «горняки», для которых, такое покрытие является типичным.

На эту гонку я не ставил серьёзных спортивных целей и старался просто показать хороший результат в конце сезона. Минимальная цель была — выбежать из 23 часов, а максимальная — войти в топ-10.

Болезнь

Но реальность внесла свои коррективы. За 4 дня за старта я заболел. Слава богу, что не было высокой температуры. Но меня сильно беспокоили кашель и заложенность носа. Кроме того, на фоне болезни у меня повысился пульс, я чувствовал общую слабость в организме.

За день перед гонкой я не представлял, каков будет результат и реально отдавал себе отчет, что могу сойти из-за болезни, несмотря на всю серьезность предыдущей подготовки.

В пятницу вечером должен был начаться брифинг и открыться Экспо, поэтому в Ростов нужно было выезжать утром. В этот раз мы решили остановиться вместе с Алексеем Тарачковым, его женой Дарьей и другими бегунами, сняв, 2-ух этажный дом в отеле Лесная сказка в Переславле-Залеском. И так как у Лехи было свободное место в машине, то я смог немного расслабиться в дороге, пока он крутил баранку.

Лёша бежал вместе с Дашей дистанцию в 40 километров, и были спокойны перед стартом. Моё же напряжение было настолько сильным, что его можно было сравнить с шаровой молнией. Я практически всю дорогу молчал, погруженный в себя.

Уникальные люди

Когда вечером мы доехали до Экспо, то как всегда попали в уютную атмосферу. В этот день здесь в основном собрались участники дистанции Valhalla race и Mad Fox. Это небольшая группа ультрамарафонцев, которая уже давно знакома друг с другом по беговым стартам.

С этими уникальными людьми я пробежал уже не одну сотню километров. По моим наблюдениям, при том, что они регулярно демонстрируют феноменальные показатели по выносливости. Ультрамарафонцев отличает скромность, доброжелательность и открытость. Поэтому я был рад возможности в одном месте сразу же встретиться с большим количеством спортивных друзей, пожать руку и пообщаться.

После небольшого ужина из традиционных макарон или так называемой «pasta paty» сразу же начался брифинг. В ходе которого Миша объявил об изменении дистанции. Сбылась его мечта, ростовское МЧС одобрило возможность выхода атлетов на лёд озера Неро, и первые 4 километра обещали быть скользкими. Я решил, что пора одеть кошки, которые давно приобрел как раз для такого случая, и они ждали своего часа.

Экипировка

Глобальное потепление меняет наш климат. Михаил Долгий рассказал, что снега нет, но всё замерзло и будет много льда, замёрших лесных просёлочных дорог, а также ожидаются броды через небольшие речки. При этом он подчеркнул, что очень тяжело придётся атлетам в кроссовках с тонкой подошвой и посмотрел мне в глаза.

В этот момент я решил, что побегу в кроссовках Vibram Fivefingers V-trail. Как оказалось, потом это было верное решение. У них хотя и тонкая подошва, но они лучше защищают свод стопы, чем Vibram Fivefingers V-run. Кроме того, резина этих кроссовок сделана по технологии Vibram Arctic Grip Pro и специально предназначена для льда и обледенелой поверхности.

В последнюю ночь перед стартом я долго не мог сомкнуть глаз, обдумывая предстоящие соревнования, и поспал около 7 часов.

Предстартовая подготовка

На следующий день, плотно позавтракав овсянкой и яичницей, я начал последние приготовления. Затейпировав колени, ступни и пальцы на ногах, я промазал все потенциальные для натирания места полярной мазью. Затем обильным слоем смазал поляркой ступни и пальцы, перед тем, как надеть кроссовки, чтобы не натереть мозоли. А также немного смазал открытые поверхности кожи на ногах на случай намокания, так как броды ожидались глубиной по пояс.

Потом мы поехали на Экспо в Ростов, пообедав по дороге в придорожном кафе. За обедом я смог съесть немного салата и два коржика с чаем.

Приехав на место старта первым делом по трейлраннерскому обычаю сфотографировался на фоне знаменитого памятника бешенной лисе с флагом @gk_tss, где я работаю директором по маркетингу. Потом потёр лисе бронзовый нос на удачу.

Затем я сдал свои вещи в гардероб и передал организаторам 3 больших мешка с забросками. @alexey_tarachkov утром увидев все содержимое забросок разложенное на полу номера пошутил, что с таким экипом можно было бы десяти атлетам пробежать дистанцию К70. Я положил в заброски 3 пары разных кроссовок vibram fivefingers, плюс одна пара была на мне. Много вариантов одежды, питания и обмундирования с большим запасом. На разные варианты течения гонки и разные погодные условия, от ледяного дождя до внезапных заморозков.

Старт

Помня мудрую трейлраннерскую поговорку, «В туалет не сходил — гонку слил», я облегчился в уборной. Затем одел кошки и прошел в большую белую палатку, где @a.tykalov тщательно проверил мое обязательное снаряжение и пожелал удачи.

Потом около 10 минут простояв в очереди на выдаче специальных датчиков GPS, по которым нас должны были отслеживать организаторы, и в последний момент за 4 минуты до старта успел стать в стартовый створ.

Насколько мог я прошёл вперёд, где-то в 3ий ряд. Как раз перед тем, как начал играть гимн Бешеной лисы. Затем Миша сказал свои напутственные слова и начал обратный отсчёт, прозвучал выстрел стартового пистолета и валькирии открыли гоночный створ, то есть «врата Вальгалы».

И началась нескончаемая битва с врагами: темнотой, холодом, усталостью, болью, безсилием, отчанием и малодушием. Имя которой Valhalla race revenge. Эта гонка проверяла нашу стойкость с самого начала до самого финиша.

До первой заброски в Годеново

По традиции на старт Valhalla race пришли сотни атлетов с других дистанций, которые должны были стартовать на следующее утро. Поэтому мы выбегали из живого коридора друзей, которые провожали нас в дорогу.

Над головой взрывались разноцветные огненные цветы салюта, освещающие дорогу.

Практически сразу же мы выбежали на лёд озера Неро. Это была ровная гладкая ледяная поверхность, на которой практически не было снега. Мои кошки отрабатывали лёд на 100%, бежать было не скользко, но ужасно удобно, по начал с темпа около 5м:50с . А атлеты в шипованных кроссовках получили преимущество и убежали вперёд в темпе около 4м:30с на километр. Вначале я бежал где-то на 40ом месте.

Пробежав по льду озера Неро около 4 километров мы свернули в сторону дороги и я наконец смог снять шипы с кроссовок. Бежать стало легче, как будто гири снял с ног.

Далее тропа пересекала первый брод по пояс, которого все так боялись и который все успешно перебегали посуху по бревну. Затем до Поречья-рыбного она вела через поля и болота.

По сравнению с гонкой в феврале, когда мы по колено утопали в снегу — это был рай. Трасса была технически сложной, но беговой.

Ночь

Сумерки сменились на ночь, и яркий налобный фонарь на 700 люмен, хорошо освещал дорогу и позволил довольно ловко лавировать между кочками на тропе проходящей по замерзшему болоту.

Я чувствовал себя относительно хорошо, несмотря на болезнь. В начале гонки передо мной стояла задача не сделать ошибку слишком быстрого старта, не бежать на пульсе выше 140 ударов в минуту до первой заброски на 44 километре в Годеново. Поэтому я старался держать скорость немного ниже 6 минут на километр. С этой крейсерской скоростью я потихоньку «начал подъедать» атлетов бежавших впереди, но переоценивших свои силы со старта.

Наконец впереди замаячили уличные фонари Поречья-рыбного и вскоре поле с болотными кочками сменилось на ровную уличную дорогу, что позволило немного увеличить темп до 6 минут на километр.

После Поречья-рыбного трек вел 5 километров по шоссе. Слева в ночи лежало замерзшее озеро Неро, за ним виднелись огни Ростова. Ночной бег, озеро и фонари за ним очень напоминали ночной круг Эльтонской гонки…

Уходящие в ночное небо

А прямой участок шоссе уходящий в ночной горизонт с фонарями атлетов бегущих «в небо» напоминал взлётную полосу ночного аэродрома со взлетающими на ней лайнерами.

В конце шоссейного участка на 20-ом километре ярко горели фонари палатки первого пункта питания в Вексицах. Я пробежал его, не останавливаясь, так как не нуждался в дозаправке водой. Практически всю гонку я бежал на кока-коле, плюс каждые 10 километров я ел гели. Этого хватало, чтобы восполнять потери углеводов. Поэтому я побежал дальше по просёлочной дороге, уходящей в сторону леса. На этом участке меня никто не обгонял, покрытие было отличное, поэтому хорошо бежалось в полном одиночестве в темпе чуть быстрее 6 минут на километр.

Через полчаса выбежал к следующему пункту питания в Новой деревеньке на 25,5 километре. Остановившись здесь ненадолго, чтобы попить теплого чаю и побежать дальше.

Зачем я бегаю?

Затем дорога пошла через лес, стала сложнее, так как местами была разбита лесовозами. Поэтому моя средняя скорость упала до 6 минут 30 секунд. На 31 километре дорога повернула направо на длинную лесную просеку покрытую большими лужами и грязью. Они хорошо промерзли, поэтому лед был толстым. Бежать по льду было легче, так как его поверхность была более гладкой и беговой по сравнению с замерзшими колеями разбитой гусеницами лесовозов.

Я слушал лес и не включал музыку. Звенящая ночная тишина проселки способствовала погружению в самокопание. Я размышлял над вопросом, зачем я бегаю? Не сейчас, в этот конкретный момент. Эту гонку я старался пробежать понимая, что в лидеры я точно не попаду из-за болезни. Я думал над тем, зачем я бегаю в общем?

Ведь можно бегать трейлы в лимит, просто наслаждаясь окружающей природой и путешествовать по разным странам. Много бегунов просто наслаждаются беговым туризмом. А я так не могу, я чувствую внутри неудовлетворённость, когда отсутствуют спортивные результаты. Поэтому, мне нужно перестать «колхозить» и начать тренироваться по серьёзному. В следующим году выйти на новый качественный уровень выносливости перед Эльтоном.

На этой лесной просеке я принял твёрдое решение начать бегать под руководством опытного спортсмена и тренера Антона Головина.

Размышляя над этим, потихоньку нагнал Дмитрия Петрова из Тулы. С ним мы в этом году бежали вместе на Lost lakes ultra и на Golden ring ultra trail. Поэтому я очень рад был его встретить посреди зимнего ростовского леса и мы бежали несколько километров в одном темпе, обсудили хорошее состояние трассы и отличную погоду. Дима очень приятный собеседник и веселый человек. А потом я потихоньку убежал вперед.

Когда закончился лес, то я уговаривал себя, мол осталось 5 километров до заброски, поэтому нужно немного потерпеть и пробежать один паркран. Потом выбежал на шоссе и через километр увидел впереди купола церкви Иоана Златоуста в Годеново.

Первая остановка

Первый самый лёгкий участок гонки был позади. Откинув пологом и зайдя в тёплую палатку я старался не тратить время попусту, быстро переодел рюкзак, выпил изолят протеина и куриный бульон. Хорошо, что заранее разложил все вещи в мешке для заброски по прозрачным герметическим пакетам из Вкуссвила, отдельно одежду, отдельно питание, отдельно таблетки и так далее, что облегчало их поиск и не нужно было тратить время на развязывание. Поэтому суммарно на первую заброску я потратил меньше 12 минут.

Когда я вышел из палатки, то с удовольствием отметил, что сейчас гонка идет гораздо легче, чем в феврале. Сил должно хватить на весь беговой участок до следующей заброски в Заозерье.

Потихоньку разбежавшись и войдя в ритм я на бегу сменил батарею, так как налобный фонарь начал мигать сигнализируя, что заканчивается заряд. Сейчас батареи садилась гораздо быстрее, чем в феврале. В феврале мы бежали по колено в снегу, поэтому было светлее.

Полную луну скрывали облака, пошёл мелкий снег. Основной недостаток бега по шоссе ночью в его монотонности. Огромный мир сужается до того участка, который освещает фонарь.

Чтобы как-то скрасить рутину я включил ритмичную музыку, которая помогала держать темп.

Судороги

На 50ом километре выпил первый шот кофеина и шот магния, чтобы взбодриться и расслабить мышцы, которые начинало сводить судорогами от напряжения. Так как я бежал уже около 6ти часов практически без остановки.

Как это обычно бывает со мной неожиданно перешёл в состояние потока. Это трансовое состояние помогало отстраниться от накапливающейся усталости.

Я бежал в полном одиночестве, и только пару раз встретил проезжающие машины.

На 57ом километре на пункте питания рядом с Инархово заправил одну бутылку колой и побежал дальше.

Шоссе шло то в гору, то на спуск. Начались так называемые «американские гонки», уставшие ноги отказывались бежать. Началась первая «стенка», с которой я справлялся своим традиционным способом, выпил шот магния и пытался её пробежать. Понимая, что она должна закончиться, и на смену ей придёт «второе дыхание», когда организм выбросит порцию эндорфина.

Спортивное питание в виде гелей стало приторным, поэтому я начал его чередовать с батончиками и вафлями.

 Боль и усталость

Практически на каждой ультре наступает момент, когда нужно собраться и продолжать двигаться вперед, несмотря на боль и на усталость. И у меня он настал где-то в районе 65 километра.

Первую стенку я пробежал в районе 70 километра и побежал бодрее.

На следующем пункте питания на 73 километре рядом с Рожново. Я остановился на 3 минуты, чтобы немного поговорить с волонтерами, передохнуть и попить чаю.

До следующего пункта питания трек и разметка вели по лесной дороге. Рельеф стал более крутым, долгие тягуны, чередовались с достаточно крутыми спусками вниз. Но в целом трассы была беговой, и темп упал до 7 минут на километр.

Я бежал в глухом лесу, в ночи совершенно один, в глухой тишине. И помню, как неожиданно раздался довольно резкий скрип сухого дерева. Который меня немного напугал.

Ветра не было и не известно, что было причиной для этого скрипа. Может быть рысь, а может быть леший. Ведь в этакой глухомани должны же быть лешие. Оба расклада были одинаково неприятны.

Я огляделся по сторонам и никого не увидел… Но невольно ускорил свой бег и немного взбодрился от страха.

Скоро начал проглядывать свет от уличных фонарей сквозь деревья, а затем я выбежал на улицы деревни Лучки, где на 82 километре был, развёрнут следующий пункт питания, расположенный ровно на половине дистанции.

С начала гонки прошло 9ч:41м. Я заправил одну бутылку колой и побежал дальше вместе с небольшой группой атлетов.

Вдоль реки Нерль

До следующего пункта питания разметка вела по лесной тропе. В прошлый раз, это был самый красивый участок гонки. Я встречал рассвет посреди утопающего в снегу зимнего хвойного леса.

В этот раз красоты окружающего леса и текущей рядом реки Нерль скрывала кромешная ночная мгла.

В целом лесной участок был беговым, но скорость снижали толстые стволы поваленных лесных деревьев. Которые нужно было перелазить, для этого приходилось высоко поднимать ноги и их начинало сводить судорогами справиться с которыми помогали шоты магнезии. Но из-за этих поваленных деревьев здесь не ездили лесовозы и не разбили дорогу.

Я узнавал дорогу по которой бежал раньше в феврале. И примерно понимал, что последние участки будут самыми тяжелыми. Поэтому старался держать темп выше 7 минут на километр.

Кроме того, мне никак не удавалось избавиться от мысли, что может разрядиться резервная батарея для налобного фонаря. Остаться без света в ночном лесу — это плохая перспектива. Этот страх подгонял меня вплоть до следующего пункта питания.

Который я был несказанно рад увидеть на 98,5 километре в Заозерье. В теплой палатке поменял батарею фонаря, выпил протеин и теплый куриный бульон.

Заозерье

В этот раз в Заозерье волонтёрила Елена Нечаева. Да, да, та самая Елена, которая должна была выиграть эту гонку среди женщин. Но отказалась от участия из-за перелома ноги. Для нее решение не бежать 100 миль было очень болезненным, но единственно правильным.

Так как Лена — опытный ультрамарафонец, то она очень быстро и качественно помогала всем атлетам. В том числе и меня усадила на стул и помогла разобраться с заброской.

Благодаря Лене я потратил на вторую заброску только 11 минут и побежал дальше. Отметку в 100 километров пробежал за 12ч:15м. Я знал, что пробежал 2/3 гонки по расстоянию и где-то около половины по времени.

Гонка только начиналась!

Гонка только начиналась и сейчас нужно терпеть. Нельзя слить концовку гонки. Нужно бежать, несмотря на накопившуюся в ногах усталость. Скоро будет рассвет и станет морально легче.

За этими мыслями бежал по полю, а затем в лесу. Атлеты растянулись, большая часть, бежавших за мной часто переходили на шаг.

Как это часто бывает на гонках, желудок отказался нормально переваривать спортивное питание. Поэтому я вынужден был периодически останавливаться и оправлять естественные надобности в кустиках.

Выбежав из леса, я продолжил свой бег по ночным улицам деревни Караш, на которых не было ни одной живой души. Через 3 километра добежал до следующего пункта питания на 112 километре.

Здесь в палатке, я присел на стул и ожидал, пока зальют бутылки колой, болтая с волонтерами. Палатка была теплой, а стул так и манил меня сойти с дистанции… Но добрые волонтеры выгнали меня из палатки на трейл.

Годеново

Через несколько минут, разбежав уставшие ноги, я пытался сохранить темп. До Годеново осталось бежать всего лишь 10 километров и там можно отдохнуть немного побольше, думал я.

И старался бежать до ближайшей видимой цели, до дерева, до куста, до поворота дороги, до замерзшей лужи. А потом еще до следущего дерева… И так продолжалось бесконечное количество раз.

Я говорил себе свою стандартную поговорку. Про то, что прекратить эту гонку можно только добежав до конца, и чем быстрее я это сделаю, тем мне будет легче.

Потихоньку, разговаривая сам с собой, добежал до дороги, которая повернула направо в Годеново. Я посмотрел на памятник животворящему кресту господнему, который был хорошо виден в предрассветной тишине, и попросил благословения, чтобы хватило сил до конца гонки.

На 122 километре меня ждал последний большой пункт питания с заброской. Где я выпил 50 грамм изолят протеина и куриный бульон. Это помогло взбодриться, ничего другого из пищи я не смог в себя затолкать, кроме горсти солёного арахиса. Так как чувствовал отвращение к еде. Это признак начинающегося зашлаковывания организма.

Подумав немного, решил не переодеваться и не стал менять кроссовки. Положил в рюкзак гели, вафли и спортивные батончики, шоты с кофеином и магнезией и побежал дальше в направлении финиша.

Последний участок перед финишем

По опыту февральской Valhalla race я знал, что впереди была последняя треть гонки по расстоянию и самый сложный участок гонки по рельефу.

Но в этот раз я успел выбежать на него до участников бегущих К70 и К40, поэтому он был несильно разбит.

Практически сразу же после пункта питания предстояло пройти вброд по колено через речку Пулохма. Но понимая, что время сейчас не имеет большого значения, потратил несколько лишних минут, чтобы найти место, где можно было пересечь реку посуху.

Рассвет

Рассвело, поэтому фонарь был уже не нужен и был убран в рюкзак. Мои ноги сильно болели. Во-первых это была боль от усталости, а во-вторых от разбитых замерзших дорог. Голеностоп ныл от рельефа, замерзшие лесовозные следы давали точно такой же эффект, как будто бы я бежал по горным камням, напомнив мне горные гонки Altai ultra trail и Markotch.

А также вспоминалась детская сказка русалочка, где главная героиня терпела нечеловеческую боль ходя на двух ногах, как человек.

Все-таки мои vibram fivefingers не соответствуют такому покрытию, поэтому на этих гонках результаты у меня посредственные. Многие атлеты, кто видит меня в первый раз, удивляются, как я вообще могу пробежать такую дистанцию в такой обуви.

До следующего пункта питания в Климатино нужно было пробежать участок представляющий собой один большой продолжительный тягун.

Местами приходилось прыгать между кочками, словно горный козел, для того чтобы продвигаться вперед.

Но самый сложный участок был в лесу, там дорога была полностью разбита. В этот момент мои ступни начали просить о пощаде, поэтому мне пришлось выпить обезболивающее и местами переходить на шаг.

Когда я выбежал к Климатино, то на дороге я встретил мужчину, который предостерег меня, что в лесу лучше не бегать. Мол там такая дорога, что можно ноги переломать. Я его успокоил, что там я уже бегал и знаю про это.

130км позади

На пункте питания на 138 километре не стал долго задерживаться, потому что чувствовал, что меня накрывает очередная «стенка». Я выпил магнезию и кофеин. Пробежав немного по просёлочной дороге вдоль ручья выбежал на улицы Поречья-Рыбного.

Ноги категорически не хотели бежать быстро, поэтому сейчас главной задачей было не переходить на шаг и пробежать участок по уличным дорогам по 6 минут на километр.

В Поречье-рыбном меня начали обгонять атлеты-лидеры с дистанции Mad Fox К40, бежавшие по 4 минуты на километр. Этот темп для меня сейчас был таким же недостижим, как первая космическая скорость.

Но тем не менее они придавали мне сил, я невольно ускорялся, уговаривая себя потерпеть хотя бы ещё немного. Бежать по асфальту, потому, что в поле бежать будет гораздо тяжелее.

Так и получилось когда закончилось Поречье-рыбное, то за ним начались «ананасовые поля».

Их так назвали, потому что они были усеяны большими кочками внешними видом напоминающими ананасы.

Вокруг этих «ананасов» был лед, поэтому нужно было ловко лавировать между ними, чтобы не споткнуться, не подскользнуться и не упасть.

Этот предпоследний участок гонки я вспоминаю с большим трудом. Мозговая деятельность была сильно заторможена. Организм испытывал нехватку углеводов, поэтому тормозил их расход.

Помогали продвигаться вперёд подбадривающие слова атлетов с Mad Fox К40, когда я пропускал их вперед.

Совсем недалеко от последнего пункта питания я обогнал парня, он травмировался и ковылял к финишу опираясь на палку, которую срезал в лесу. Приободрив его, я сказал, чтобы он держался. Ведь до финиша осталось совсем немного.

145км

На последнем пункте питания на 148 километре в Ишне задержался совсем не надолго. Выпил стакан чая и побежал вперёд. Осталось совсем ничего, буквально 7 километров.

Вспоминал полуобморочное состояние на этом пункте питания в феврале, по сравнению с ним сейчас я был бодрячком.

Последний участок дался мне на удивление легко. Я впал в беговую эйфорию и последние километры «летел до финиша», увеличив среднюю скорость до 6м:30с. Где-то за 500 метров я обогнал двух атлетов с Valhalla race.

Финишную черту пересек 23-тьим в абсолюте, пробежав дистанцию в 155 километров за 20ч:51м:39c.

Ощущение, которое испытывает атлет пересекая финишную черту стомильной гонки не передать словами — это «радость со слезами на глазах».

После гонки

Получив топор финишера я прошел в теплое помещение и поскорее переоделся в теплую сухую одежду, ту что была на мне настолько пропиталось потом, что ее можно было выжимать руками.

Я поел гречневой каши, чтобы грамотно запустить процесс восстановления. Потом прилёг на пол в ожидании Алексея Тарачкова, с ним мы вместе должны были ехать в гостиницу. И незаметно для себя я уснул.

Меня разбудил Алексей и отвёз в гостиницу, а вечером была баня.

В течение нескольких дней отъедался, пытаясь восполнить 12000 калорий, которые израсходовал во время гонки.

На этой гонке я не получил каких-либо серьезных травм и через день уже вышел на работу, немного прихрамывая от мышечной крепатуры в ногах.

Хочу поблагодарить компании и бренды, которые помогали мне в процессе подготовки: @nl_int, @labrehab17 и @icepowereurasia. Без них бы ничего не получилось.

Сердечно благодарю @michaeldolgy, всю его большую команду и волонтеров за организацию Valhalla race revenge на самом высоком уровне.

А также благодарю вас, читающих мои посты и болеющих за меня на соревнованиях.

Автор: Андрей Ефимов — участник и финишер Valhalla race 100 MILES

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика